С уважением Э. Бояров». 4 страница

Предыдущая123456789101112131415Следующая

Статьи производили очень странное впечатление. Кто же будет спорить с тем, что „с пьянством необходимо вести решительную борьбу" и что „усилия, предпринимаемые в этом направлении, пока еще не увенчались успехом"? Или с тем, что „недостаточно надежна и исходная платформа борьбы — информированность общественности относительно нынешней алкогольной ситуации"? Но дальше читателей ждал сюрприз. Оказывается, в нынешнее время (как помним, остроумно названное периодом развитого алкоголизма) мы употребляем в два раза меньше спиртного, чем во Франции. Нам еще далеко до Италии и Швейцарии — Левины скромно умолчали, из каких источников взяты эти данные. Авторы ратуют за „научное изучение пьянства как социальной проблемы", не допускающее любительского подхода. И что же предлагает изучать экономист Левин? А вот такие вопросы. Расширять или сокращать сеть рюмочных? Ограничивать ли время торговли спиртным? По каким ценам продавать различные напитки? Нужно ли вводить алкогольный курс в школе? Увольнять ли пьяниц с работы? При этом автор предупреждает, что никаких гарантий решения проблемы нет, потому что „не все наука может, и наивно было бы все надежды возлагать только на нее".

Хочется спросить: стоит ли в таком случае вообще заниматься изучением этой проблемы в таком аспекте и тратить на все это государственные деньги?

К счастью, в середине восьмидесятых годов правдивое освещение алкогольной проблемы хотя и робко, но все же стало находить место в центральных газетах. Это значительно облегчило положение борцов за трезвость. Уже не было основания считать их экстремистами, поскольку данные, публикуемые в газетах, совпадали с теми, что трезвенники приводили в своих докладах. Начали печатать правду об алкоголе газеты „Известия", „Правда", „Социалистическая индустрия", „Сельская жизнь", журналы „Наш современник", „Молодая гвардий".

Размеры алкогольной катастрофы осознавались все отчетливее. Из разных городов страны ко мне стали поступать многочисленные просьбы приехать для прочтения лекций на эту тему. В каждом городе я встречался с людьми по 2—3 раза в день на различных предприятиях, в клубах, дворцах культуры. Как-то в Волгограде я за 4 дня прочитал 12 лекций, дал интервью телевидению и провел беседу с писателями и журналистами города и области. Все выступления проходили при переполненных аудиториях, даже если они вмещали по тысяче и больше человек. Многие, прослушав лекцию, заявляли, что они навсегда бросают пить. Мало того, у людей пробуждалось беспокойство за судьбу народа и Родины.

Но „ломехузам" вся наша работа была как кость в горле. И они очень часто создавали нам всевозможные препятствия. Прежде всего старались сорвать наши лекции. То в день, когда уже слушатели начинали собираться, администраторы объявляли, что клуб закрыт, так как „испортилось электричество", в другом месте — „что-то с водопроводом не в порядке"» то оказывалось, что здесь проводится другое, более важное мероприятие и т. д.



Это было нередко даже в Москве, где до центральных властей, что называется, рукой подать. Но трезвенники-борцы к этому привыкли, поэтому, стараясь не портить себе нервы, находили другое помещение или переносили лекции на другой день. И слушателей от этого не становилось меньше, они с еще большим энтузиазмом не только сами стремились на эти лекции, но и заражали своим интересом друзей и знакомых.

Как-то, когда я был в Москве, мне позвонил секретарь парткома Тульского оружейного завода. Мы приехали на завод, где была большая аудитория, полная народу. Лекция записывалась на магнитофоне. Секретарь сказал, что ее размножат и будут „прокручивать" в каждом цехе. К концу лекции уже звонили с других заводов с просьбой дать пленку, чтобы прослушать ее у себя...

В обществе появилась тенденция к принятою неотложных и, главное, решительных мер, чтобы предупредить надвигающуюся алкогольную катастрофу. Люди обращались с такими требованиями к правительству, искали поддержки у общественных деятелей и ученых.

Приведу выдержки из писем, в которых трезвенники ругали меня за „беззубые" выступления, не учитывая, что, мои статьи в редакциях подвергались такой обработке, что из них вылетели все „зубы". Из письма Щербаковой (Калининград):

«Вопрос о борьбе с алкоголизмом по его значимости и роковым последствиям массового употребления спиртных напитков в стране давно перерос рамки общественных обсуждений и предлагаемых паллиативных решений, вроде умеренного, культурного распивания, организации клубов трезвенников, просвещения молодых мам, женщин а вреде алкоголя для зарождающегося потомства и др...

Разве обращение к женщинам решит эту проблему? Ведь приведенные в вашем докладе данные, тов. Углов Ф. Г., страшные цифры и факты, подтверждающие колоссальные темпы роста производства и потребления спиртных напитков в нашей стране, не идущие в сравнение со странами капитала, а также последствия этого распивания, стимулируемые производством и сбытом алкоголя, — Ваши частные домыслы? Очевидно, для подготовки материалов старалась вся медицинская наука и служба в стране, а также ЦСУ СССР.

Очевидно, цифры, а также сопоставление прибыли от продажи спиртных напитков и урона, наносимого нации, стране и социалистическому строку известны и руководству КПСС, СМ СССР и Президиуму Верховного Совета СССР. Проблема стоит того, чтобы ее обсуждать на сессиях Верховного Совета СССР, РСФСР и других союзных республик. А чего стоят газетные потуги — ровным счетом ничего.

Убеждать женщин, чтобы зачинали потомство в трезвом состоянии, выставлять напоказ, как плодятся винные погребки и, торговые точки в населенных пунктах, — что это дает?..

Чего... стоят наши указы о сохранении здоровья, если прибыли от реализации спиртных напитков планируются также на государственном уровне? При этом потребление их на душу населения по данным ЦСУ с 1950 по 1966 г. выросло на 185 % (в странах капитала не более 16—17 %), а к 1980 г. — на 770 % по сравнению с 1940 г., превышая в 20 раз рост населения.

Почему же мы должны говорить об этом лишь в кулуарах закрытых конференций и на лекциях, читаемых по линии общества „Знание", на предприятиях тоже в закрытом виде и разрешаем себе от времени до времени организовывать „в порядке обсуждения" дискуссии вроде той, что развернута на страницах газеты „Известия", — „Быть или пить?" И при этом больше ссылаемся на данные по капиталистическим странам...

Пора высказаться в открытой печати министру финансов, председателю Госплана СССР и министру здравоохранения СССР по соотношению прибыли и урона в стране в целом. Внести вопрос об алкоголизме на обсуждение сессии Верховного Совета СССР с подготовкой введения „сухого закона" в стране. Народ ждет этого акта, особенно в настоящее время. Надо начинать борьбу не законами наказания за употребление спиртного, а запретом его производства. Нельзя путать причину и следствие. Усиливать причину и бороться со следствием. Это же нелепица. Если питье производится в соответствии с законом, то его должны продавать, иначе зачем же его производить, невключение прибыли в план торговли не даст ничего нового — это фиговый листок на нашем позоре.

Если производство планируется, то значит продажа санкционируется. Наказание за пьянство и агитация за трезвость при разливном алкогольном море — это пародия на альтернативный план. Кого мы одурачиваем?.. Да и как перестать пить, если все магазины заполнены разнообразной винной продукцией с яркими заманчивыми ярлыками, количество которой год от года все увеличивается. Получается странный парадокс: с одной стороны, мы все агитируем за трезвость, а с другой стороны, наливаем вино, которое, к слову, не лежит на складах мертвым грузом, как некоторые недоходные товары, а бойко раскупается потребителями... »

А вот еще несколько строк из письма ветерана ВОВ и труда П. Щетникова:

„Академик Ф. Г. Углов не решился сделать решительные выводы в своей статье, хотя должен был это сделать, учитывая, что алкоголь сейчас стал так же страшен, как и наркотики.

Между тем выход есть, и он заключается в резком сокращении производства спиртной продукции. Только так мы, пока не поздно,

можем остановить руку наших людей, тянущихся к винной бутылке. И не надо бояться, что это подорвет нашу экономику".

„Вы пишете, что алкоголизм приносит такой вред, что несравнимо ни с голодом, ни с пожаром, ни даже с войнами. Вы постоянно находитесь в Москве и не все знаете, что делается в провинциях. Ужас! Тов. Углов! Но мне непонятно одно — куда смотрит наше правительство? Почему не запрещает выпуск всего, что есть спиртного? — так же решительно настроен и М. Топоров из г. Лисиковска Кустанайской области. — Боятся, что люди будут делать самодельное вино и гнать самогонку — и на это можно наложить запрет. Ведь Вы смотрите: ни одного кино не посмотришь, где бы не пили и не курили, и притом женщины! А ведь кино и телевидение—это средства массовой информации, массовой пропаганды. Вы в своих статьях советуете и то, и это, а в кино и телепередачах — обратное! Возможно, кто-то и скажет, что у каждого свое сознание, свой выбор хочешь жить — не пей и не кури, но я считаю, что это неверно — этот человек мешает жить другим и заражает окружающих. Верьте мне — иногда снизу виднее, чем сверху. Мой вывод: запретить выпуск всех табачных изделий, а также буквально всех видов спиртных напитков... ".

Итак, трезвенническое движение в стране нарастало, и народ все решительнее требовал введения „сухого закона", восстановления отмененного в 1925 г. ленинского закона о трезвости.

В правительстве была создана комиссия и, судя по словам некоторых ее членов, предполагались далеко идущие постановления. Но тут скоропостижно скончался Ю. В. Андропов. Ставший на его место К. Черненко не проявил интереса к проблеме, и работа комиссии заглохла. Однако в правительство шли (бесконечные петиции, решения собраний, телеграммы от коллективов и отдельных граждан. Шли требования о введении „сухого закона", под которыми стояли тысячи подписей. Но во все время пребывания у власти К. Черненко дела не двигались. С приходом М. С. Горбачева движение в комиссии стало принимать определенные формы. И наконец, 17 мая 1985 года вышло долгожданное Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР.

Можно по-разному его оценивать, критиковать за половинчатость, но нельзя не признать, что в то время это был большой шаг вперед.

Народ уже устал от пьянства В Постановлении люди увидели очень серьезное начало борьбы в государственном масштабе за нормальную, здоровую жизнь, что и вызвало мощное движение за трезвость. На первых порах оно принесло результаты, которые оказались неожиданными даже для тех, кто выносил это Постановление. Они явились победой разума, победой прогрессивных сил страны над всей алкогольной мафией, над всеми бюрократами и чиновниками, не желавшими никаких изменений в этом вопросе, победой над теми врагами нашего народа, которые мечтали о его уничтожении с помощью алкоголя и уже потирали руки от удовольствия, видя, как катастрофически быстро он несется в пропасть


Первые победы

Постановление оказало огромное психологическое и нравственное влияние на весь народ. Уже к концу 1985 г. производство и потребление алкоголя снизилось на 25—35 %. В течение всего 1986 г. оно продолжало снижаться. Это сразу же сказалось на общественном климате, оздоровив всю обстановку в стране: уменьшилось количество заболеваний, связанных с потреблением алкоголя, повысилась производительность труда, снизились прогулы на производстве.

Сам факт признания правительством угрожающего положения в стране от массового пьянства сказался очень резко на самосознании народа. Специальный пункт постановления о запрещении коллективных попоек на производстве не только оздоровил обстановку, но и повысил ответственность всех звеньев административного аппарата.

Заметно улучшилось поведение людей в общественных местах. Стало уже не так страшно ездить поздно вечером на электричке или идти по улице. Почти не наблюдалось компаний подвыпивших молодчиков, которых раньше приходилось обходить далеко стороной. Подвыпивший держался на улице тихо и скромно. Люди стали говорить, что „раньше прохожие боялись пьяницу, а теперь пьяница боится прохожих".

Сокращение виноторговли навело порядок и в магазинах, где покупатели обычных продуктов уже не сталкивались с пьянчужками. Для них были выделены специальные торговые точки. Явно повысился нравственный уровень населения. Ни в театре, ни в других общественных местах мы уже не являлись свидетелями пьяных сцен, компрометирующих город и позорящих достоинство человека.

Снизился процент травматизма на дорогах, на производстве. Но самым большим достижением явилось повышение самосознания и настроения людей. Возникло радостное чувство жизни вне пьяного угара. Все увидели, насколько лучше идет работа, каждый невольно почувствовал какое-то освобождение от того гнета, который создавал алкоголь своим разлагающим действием на человека, толкая его к тунеядству и преступлению.

Впервые за многие годы люди стали всерьез задумываться о трезвом образе жизни. И если не все были согласны с тем, чтобы навсегда отказаться от спиртного, то оказалось довольно легко настроиться на полную трезвость, когда предстояли большие и неотложные дела. В ряде регионов выносились решения о полном прекращении продажи алкогольных изделий на весь период сельскохозяйственных работ и т. д.

Первый секретарь горкома партии г. Отрадного Куйбышевской области Иван Тимофеевич Комаров писал мне, что такое решение во всем районе было принято с энтузиазмом. Было обещано, что осенью, 25 октября, этот вопрос будет снова обсужден, и народ сам решит, продлить ли трезвость. Все население терпеливо ждало этого срока, и никто запрета не нарушал.

В нескольких регионах страны было объявлено об обязательной для всех трезвости на определенный срок, и большинство населения строго придерживалось „сухого закона", пока начальство сверху не отменило его в административном порядке.

В народе после долгого отупения и безразличия, вызванного массовым потреблением алкоголя, стало пробуждаться человеческое достоинство, чувство Родины, сознание своего долга перед всем тем, что сливается в великое понятие — Россия.

Во многих семьях резко изменилось отношение к вину. Его перестали считать безвредным и необходимым атрибутом любого застолья. Стали проникать в сознание те факты из литературы и из жизни, в которых алкоголь предстает как наркотический яд.

Меня по-прежнему просили выступать с докладами и лекциями. Просьбы были настойчивые, поддержанные авторитетами директоров крупных предприятий, секретарей парткомов, райкомов, обкомов, руководителей воинских частей.

Несмотря на всю занятость, я старался им не отказать, я чувствовал, что люди действительно изголодались по правде, им надоели полуправда и ложь об алкоголе, призывы пить „умеренно", когда никто толком не мог ответить, что это такое. Я ездил с докладами много раз в Москву, Тулу, Жуковск, Тамбов, Мичуринск, Архангельск, Североморск, Иркутск, Саратов, Череповец, Ижевск, Ригу, Вильнюс и многие другие города. В Ленинграде читал целый цикл лекций в самых разных аудиториях.

Было удивительно, как люди стремились узнать правду. В большинстве городов я читал лекции в клубах и домах культуры, где размещались по 1000—1500 человек, кроме того, целые толпы собирались у дверей. Слушали внимательно, задавали очень много интересных вопросов. Среди них обязательно такой: «Почему правительство не вводит „сухой закон"?»

Когда я после лекции спрашивал, кто за то, чтобы у нас был введен „сухой закон", как правило, все присутствующие поднимали руки. Когда я спрашивал, кто из них с завтрашнего дня объявит полную трезвость для себя и своей семьи, поднимались сотни рук, но далеко не все. «Как же так, — говорю, — вы ведь только что голосовали за то, чтобы в стране был объявлен „сухой закон", а для себя вы его не хотите!» Обычно отвечали так: „Мы бы с радостью не пили, но когда ее, проклятой, кругом полно, то к кому ни придешь в гости, тебя обязательно начнут угощать. Отказаться невозможно, начнут спрашивать: ты что, больной? А если нет, то значит ты нас не уважаешь и т. д. А если в гостях тебя угощали, то, когда к тебе придут, а вина на столе не будет, — обидятся, подумают, что скупой на угощение. А если бы ее не продавали, то никто бы и не пожалел об этом".

Тем не менее мы все больше настаивали на том, чтобы люди объявляли „сухой закон" для себя. И с каждым разом все больше поднималось рук. В Новосибирске, где кампанию за трезвость ученые проводили очень настойчиво, уже через год десятки тысяч семей приняли для себя такое обязательство. Идея трезвости быстро занимала и упрочивала свои позиции, опережая намеченные планы. Этому способствовали заверения. М. С. Горбачева, который на всех встречах с трудящимися говорил, что борьба за трезвость — это серьезная борьба, а не кампания, что от намеченного курса мы не отступимся, на полпути не остановимся. Этим словам народ верил и с еще большим энтузиазмом боролся за искоренение пьянства, от которого люди давно уже устали.

Однако наступлению самой трезвости мешали очень многие факторы. Прежде всего и самое главное — это свободная продажа алкоголя, который как наркотик является огромным соблазном; привычка людей, возникшая за последние десятилетия, употреблять алкоголь по всякому поводу и без повода; алкогольная зависимость миллионов людей, в том числе и большинства лиц, находящихся в руководстве партийного, советского и хозяйственного аппарата; зависимость местного и общепланового бюджета от продажи алкоголя; наконец, противодействие алкогольной мафии, наживающей в год до 8—11 млрд. руб.

В Постановлении специальным пунктом было отмечено, что пропаганда „умеренного" и „культурного" винопития есть не только ошибочная, но и провокационная акция, требовалось разъяснить народу, что любая доза алкоголя наносит вред здоровью человека. Кроме того, была подчеркнута обязанность всех партийных и советских организаций вести непримиримую борьбу с пьянством через все средства массовой информации. Поэтому в борьбу за трезвость на первых порах включились центральные газеты „Сельская жизнь", „Известия", „Правда", „Советская Россия" и ряд газет ведомственных и областных. Такие журналы, как „Молодая гвардия" и „Наш современник", стали систематически печатать правдивый материал по алкогольной теме.

К чести этих журналов надо сказать, что они начали публиковать объективные данные об алкоголе еще до Постановления и продолжают твердо эту линию по сей день. На страницах этих изданий появлялись научно обоснованные материалы по алкогольной проблеме и критические оценки тех, кто сознательно искажает истину, стремясь сохранить прежний высокий уровень потребления алкоголя. Уже официальные органы печати знакомили читателей с той правдой, которую мы сообщали в своих лекциях и которую многие ответственные лица квалифицировали нередко как экстремизм.

Постановление создало условия для обязательного освещения в цифровых данных того огромного ущерба, который наносил алкоголь человеку, обществу и государству в целом.

Мы смогли познакомиться с материалами специальной комиссии Совета Министров СССР в составе: председателя Госкомитета по науке и технике академика Г. Марчука, президента Академии наук СССР академика А. Александрова, президента Академии медицинских наук СССР академика Н. Блохина, президента Академии педагогических наук академика М. Кондакова. Перед комиссией была поставлена задача — дать строго научное освещение всей алкогольной проблемы. В марте 1986 г. комиссия представила свои данные, которые заслуживают того, чтобы они были приведены хотя бы в выдержках.

В своей докладной записке ученые пишут:

«Пьянство стало серьезным препятствием на пути повышения культурного уровня и здоровья людей, роста производительности труда, < укрепления трудовой дисциплины и борьбы с преступностью...

... Основной причиной является: значительный рост производства и потребления алкогольных изделий...

... Одной из причин чрезмерного потребления алкоголя являются... традиции застолья, связанные с праздником и бытовым общением...

В последние 20 лет в стране произошло существенное увеличение потребления алкоголя и в 1980 г. достигло 8. 7 л абсолютного алкоголя на душу населения, без учета спиртных изделий домашнего приготовления.

... Выборочное обследование крупных промышленных предприятий показало, что около 40 % рабочих-мужчин систематически злоупотребляют алкоголем, т. е являются пьяницами и алкоголиками.

... Существенно нарастает пьянство среди женщин, подростков и молодежи, а процесс привыкания к алкоголю у женщин и подростков происходит в 3—4 раза быстрее, чем у мужчин... в медицинские медвытрезвители попадают ежегодно 8 млн. человек.

... Продолжительность жизни алкоголиков на 15—20 лет меньше средней продолжительности жизни населения.

... В Псковской области за 1969—1979 гг. средний возраст наступления смерти населения — 62. 1 г., а у алкоголиков — 45. 8 г.

... В Москве основной причиной смерти в трудоспособном возрасте является травма и отравление, которое в 80 % случаев связано с употреблением алкоголя. 60 % мужчин, употребляющих алкоголь, умирает в возрасте 50 лет.

... Ежегодно в стране от отравления алкоголем погибает 40 тыс. человек.

... Более половины всех дорожно-транспортных происшествий непосредственно связано с употреблением алкоголя.

... 56 % краж, 80 % ограблений, более половины тяжелых преступлений совершается в состоянии алкогольного опьянения (по мнению ряда зарубежных ученых, страна, где будет прекращено производство и потребление алкоголя, может закрыть 9/10 тюрем).

... Убытки, связанные с потреблением алкоголя, в 2—3 раза превышают доходы от розничной реализации алкогольных изделий».

В опровержение всей пропаганды, рекомендующей „умеренное" и „культурное" винопитие как средство против пьянства и алкоголизма, комиссия пишет: «... Алкоголизм развивается постепенно и вне прямой зависимости от степени опьянения, в том числе и в ходе „культурного" потребления алкоголя».

Комиссия призывает „разъяснить народу социально-биологическую сущность этого явления и необходимость его нравственного осуждения". Она подчеркивает, что средства массовой информации не только не вступили в серьезную борьбу с этим страшным всенародным злом, но часто сами подключаются прямо или косвенно к его пропаганде: „В кинопередачах телевидения и художественной литературе антиалкогольная пропаганда представлена слабо, неинтересно, нарочито, тогда как пропаганда алкоголя встречается нередко".

„... За последние 20 лет заболеваемость хроническим алкоголизмом
выросла в СССР в 3. 5 раза, контингент больных алкоголизмом, состоя
щих на учете в наркологических диспансерах, увеличился в 10 раз. Еже
годно выявляется и берется на учет около 550 тыс. новых больных
алкоголизмом. К началу 1985 г. 2. 5 % всего населения страны в возрасте
старше 14 лет стояло на учете по поводу алкоголизма, а среди всех муж
чин — 4 %. Особенно напряженная эпидемиологическая ситуация в от
ношении алкоголизма сложилась в славянских республиках". '

Заключение столь авторитетной комиссии помогло понять одну из причин создания чудовищных, буквально дебильных проектов переброски рек, строительства атомных электростанций в стратегических точках нашей страны, гидроэлектростанций в равнинных местах с затоплением гигантских плодоносных полей, дамб и предприятий, которые ведут к гибели людей, уничтожению водохранилищ, окружающей среды и т. д. Людям стало ясно, что не случайно то там, то тут происходят страшные аварии и катастрофы, которые поражают своей нелепостью и. тяжелыми последствиями с многочисленными человеческими жертвами.

Люди увидели, что разрушения нравственности добиваются не только с помощью алкоголя. Пользуясь массовым опьянением народа, моральному разложению способствуют средства массовой информации, кино, эстрада. Из телевизионных программ активно выхолащивают классическую и народную музыку, настойчиво насаждая взамен рок, о губительном действии которого на нравственность и даже на физическое здоровье молодежи сказано достаточно ясно и доказательно. Не проходит ни одного вечера, где бы нас не потчевали или роком в том или ином виде, или очередным „конкурсом" обнаженных красоток.

Кино же изощряется в разврате. Из того, что мне удалось посмотреть, не было ни одной картины без откровенного секса. „Двое на острове", „Вышка" или „Маленькая Вера" — это же наглая демонстрация разврата, которая льет грязь на русскую женщину, разлагает нашу молодежь. Почему же никто не вступился за наших детей, в сознание которых так упорно насаждают такие „нормы" жизни?

К сожалению, некоторые органы печати не только не отстают от кино, но и превосходят его в увлечении подобными сюжетами. Страна стала наводняться и невесть откуда возникшими порнографическими изданиями...

В Постановлении была рекомендована организация „Общества борьбы за трезвость" и журнала „Трезвость и культура". Сам по себе этот факт действовал на первых порах положительно, привлекая внимание и в какой-то мере обязывая что-то сделать местные организации, как бы они сами ни смотрели на эту проблему. По всей стране стали создаваться общества трезвости. Сначала в областном и районном масштабах, а затем и на предприятиях возникали первичные организации, призванные вести борьбу за трезвый образ жизни.

Постепенно эта работа развернулась по всей стране. Так, например, к декабрю 1985 г. в Перми и области/ во всех городах и районах прошли учредительные конференции. Там, где обществу оказывалась поддержка со стороны партийных и советских организаций, работа шла успешно. Но так было не везде. Если в Кировском районе Перми на 25 декабря 1985 г. было создано 10 первичных организаций на промышленных предприятиях С общим количеством членов 346 человек, то в Свердловском районе - только 2 организации (15 человек), а в Краснокаменске - 3 организации (18 человек). Всего в Пермской области появились 164 первичные организации, объединявшие в своих рядах 2784 человека.

Комиссия партийного контроля при ЦК КПСС, проверив работу по борьбе за трезвость в Пермской области, признала ее неудовлетворительной, ибо потребление алкоголя оставалось практически на прежнем уровне. Так, несмотря на сокращение количества лиц, доставляемых в медвытрезвители, число прогулов на предприятиях не уменьшилось, а это говорило о том, что пьянство не идет на убыль, а переходит в бытовую сферу.

И все же объем продаваемого алкоголя заметно уменьшился. Если сравнить данные о продаже алкоголя в ноябре 1984 и 1985 гг., то разница окажется существенной. Так, водки и ликеро-водочных изделий стало меньше на 24 %, вин виноградных — на 52 %, вин плодово-ягодных — на 85 %, коньяка - на 44 %. Шампанское осталось в том же объеме, а пиво не учитывалось, что, конечно, имело отрицательные последствия, так как за их счет компенсировался дефицит в других алкогольных изделиях, а кроме того, из-за пива к алкоголю приобщились женщины и молодежь. И все же проверка в ряде регионов страны, проведенная в сентябре 1986 г., показала значительный рост трезвеннического движения и улучшения всех показателей.

Весь 1986 г. прошел под знаком борьбы за трезвость. Так, например, в Пензенской области за 6 месяцев производство водки и ликеро-водочных изделий сократилось на 36 %, плодово-ягодных вин — на 68 %. По сравнению с 1985 г. продажа всех видов алкогольных изделий сократилась на треть, уменьшилось потребление алкоголя на душу населения. Но в то же время количество торговых точек по реализации спиртных напитков сократилось на 64 %, то есть вдвое больше, чем продажа алкоголя. А этим самым создавались условия для винных очередей и недовольства населения.

Вместе с тем работа шла. Было создано около сорока „зон трезвости". По инициативе газеты „Пензенская правда" и некоторых районных типографий были отпечатаны брошюры с текстом устава общества трезвости и разосланы по первичным организациям.

В Тамбовской области был организован ряд клубов трезвости, которые вели постоянную работу по утверждению здорового образа жизни. Свыше 200 населенных пунктов объявили движение „За населенные пункты образцового порядка, высокой культуры и трезвого быта". Некоторые сельсоветы объявили свои территории „зонами трезвости". В районах области на время весенне-осенних нолевых работ прекращалась продажа винно-водочных изделий. В Жердевском районе был введен „сухой закон". В результате на многих предприятиях прогулы из-за алкоголя сократились в полтора раза.

В Коми АССР в результате серьезной борьбы за трезвость реализация винно-водочных изделий в расчете на одного человека в целом по республике сократилась в 2 раза.

В Челябинской области более 400 сельских населенных пунктов из 800 прекратили продажу спиртного. В трех районах устанавливались 6 „уборочных", то есть трезвых, дней в неделю. На период посевных и уборочных работ во всех районах продажа винно-водочных изделий не осуществлялась.

В Кабардино-Балкарской АССР производство винно-водочных изделий в 1986 г. уменьшилось на 56. 7 %•, продажа их — на 57. 2 %. По сравнению с соответствующим периодом предыдущего года в республике сократилось число лиц, доставленных в медвытрезвитель, — на 36. 2 %, преступлений на почве пьянства — на 28. 4 %, количество водителей, задержанных за управление автомобилем в нетрезвом состоянии, — на 23. 7 %, случаев употребления спиртных изделий подростками — на 69. 1 %, На территории 11 сельских советов образована „зона высокой культуры и трезвого образа жизни", 79 бригад и звеньев объявлены коллективами трезвости


5026156481321525.html
5026227547036055.html
    PR.RU™